?

Log in

No account? Create an account

Радио на осколках (продолжение первой главы)
Are you fucking kidding me?
bosyata
Му-му проснулся от жуткого холода, а если быть точным, то от крупной дрожи, заставлявшей всё тело биться точно в предсмертной агонии. Хотя, ещё всего-то часок сна и так бы оно и было. Поёжившись он попытался вновь погрузиться в сладкую безмятежную дремоту, но тело продолжало трястись от жгучего холода. Вскоре Му-му пришлось бросить бесполезные попытки уснуть. Помотав головой прогоняя остатки сна, а заодно стряхивая снег щедро облепивший чёрные волосы. Следующие минуты пришлось потратить на поиски шапки, спрятавшейся под белым покрывалом.
Погода точно издевалась над ним. Вчера он истратил кучу спичек пытаясь разжечь слабый костерок, а за ночь его просто засыпало снегом и теперь он походил на миниатюрный сугроб. Да и сам Му-му от сугроба мало чем отличался, разве что красный нос выдавал в нём человека, живого по крайней мере.
Теперь снежинки танцевали не дикий рок-н-ролл, щёлкая морозным кнутом по лицу в такт порывам ветра. Метель улеглась за ночь и теперь пришло время для вальса. Можно скзать наступила полная тишина, но это было сущей ложью. В округе стоял монотонный гул, практически не различимый человеческим слухом. Но он давил на виски, хуже визга стекла по которому провели чем-то острым. Это был гул падающих снежинок. Шутка ли, всего лишь замёрзшие капли воды, маленькие и хрупкие... сбиваясь в рой они просто сводили с ума. Голова полностью отключалась - мозг просто отказывался думать - а с ней и все ощущения, кроме слуха. Он обострялся. Глубоко в глотке рождался панический крик, которому не суждено было вырваться наружу. Му-му сидел точно статуя, со всеми присущими статуе атрибутами, как то остекленевший взгляд, неудобная поза выхваченная в момент движения скульптором, и крик души. Скажете статуи не могут кричать? У каждого творения есть душа, а раз есть она то крик и подавно будет. Колоссальным усилием воли Му-му всё же пришёл в себя и стряхнул оцепенение.
***


- Да говорю тебе, нет там никого, пошли! - сказала молодая девушка пытаясь чуть ли не на подбородок натянуть капюшон куртки.
Мальчик лет десяти неуверенно топтался рядом. На него слова девушки не произвели должного впечатления и боевого духа у мальца не прибавилось ни на грош.
- А может... - начал было он.
- Иди давай! - перебила девица и подтолкнула его в направлении здания. Тот с большой неохотой пошёл туда, старательно пытаясь еле волочить ноги. За что получал тычки в спину от девушки.
Ей не терпелось осмотреть здание и явно нужда в еде была не единственной тому причиной. Глаза у неё горели от энтузиазма и интереса, как у заправского авантюриста. А парнишка напротив, был полон страха и затравленно пытался найти повод развернуться и уйти. К его счастью такой повод был и они вскоре его увидели. Единственное место через которое можно было забраться выше первого этажа - пожарная лестница - обрушилось.
- Ну вот, пошли на базу, мы не залезем туда, - просиял парнишка.
- Спокойно, Мышь, всё у нас получиться.
Девушка, не снимая капюшона, почесала свой лысый затылок и нахмурилась. Действительно, по почти гладкой стене забраться было невозможно без снаряжения, которого у шпаны вроде них, конечно, не было. На высоте трёх метров был карниз следующего пролёта пожарной лестницы. Внутрь она заходить не стала, всем в округе было известно, что лестничная клетка давно разрушилась. Не придумав ничего лучше она решила подсадить мальца. План был воистину амбициозный, на двоих у них едва бы два с половиной метра набралось.
- Лезь на плечи, - сказала она приседая и складывая руки как ступеньку, - я тебя подброшу. Выгребай всё что сможем продать и спрыгивай.
- Что!?
- Давай-давай, или жрать не проси.
Мышь поминая недобрым всё что видел вокруг взобрался к ней на плечи. Краснея и пыхтя от напряжения девушка встала.
- Я не достаю!
- Так. Встань. Мне. На плечи. Идиот. А не. Сиди на них. - процедила она сквозь зубы.
Ему ничего не оставалось, держась за её голову он поставил ногу на плечо, а затем балансируя и раскачиваясь вторую. Судя по натужному сопению девушки дуэт грозился с криком и матерщиной распасться.
- Всё равно не достаю!
- Допрыгни.
- Что? - удивился парнишка.
- Допрыгни!!! - сдавленно рыкнула она в ответ.
Немного присев он попытался прыгнуть с плеча девушки. От такого точка её ноги просто подкосились и она шлёпнулась задницей в снег. Но прыжок достиг цели, уж незнамо с помощью каких богов, но мальчуган крепко вцепился в решётки, а затем подтянувшись уцепился за перила и перевалился через них точно мешок с картошкой. Сердце у него бешено билось в груди, силясь проломить рёбра и выскочить, на висках отбивали чечётку жилки. Прислонившись спиной к стене парень тяжело задышал, глотая ртом воздух как будто он тонул. Когда гул крови притих, а адреналин позволил что-то слышать, Мышь услышал радостный визг девушки и призывы поторопиться. И он вошёл.

Девушка топталась на месте, то ли от нетерпения, то ли от холода. Вскоре Мышь вышел на пожарную лестницу и пожав плечами, мол нет ничего, полез выше. Танцы на холоде начали утомлять девушку, ноги нещадно замерзали, нос не чувствовался вообще, энтузиазм и тот отмёрз ко всем чертям. От каждого шороха девушка шарахалась как заяц. Становилось темно, а с темнотой просыпался не только страх, а и те кто его приносят. Затея с мародёрством уже не казалась ей заманчивой. Она застыла как пуля в револьвере, ожидая когда же спустят курок и боёк ударив даст ей возможность вылететь. И вдруг окружающую тишину порвал в клочья крик ужаса, который и стал тем бойком. Забыв обо всём девушка помчалась прочь, позабыв о Мыше.

Радио на осколках
Are you fucking kidding me?
bosyata

Шум настраиваемой радиоволны вдруг сменился грохотом металла на той стороне приёмника, затем тихая но яркая ругань, которую впрочем сложно было разобрать. Вскоре поток эмоций из динамика закончился и раздался визгливый старчески-надорванный голос.
- Леший стул, в следующий раз нужно садиться аккуратнее! Чёрт!!! Похоже трансляция уже идёт! Ладно, с помпезным открытием моей радиоволны не вышло, да и ладно. Вряд ли меня вообще кто-то слушает. Итак, дорогие слушатели, вас приветствует "Радио-на-осколках" и его постоянный... - голос осёкся, как будто человек по ту сторону радиоприёмника о чём-то задумался - надеюсь постоянный ведущий по прозвищу Гробик... хе-хе, да. А знаете почему? Конечно не знаете. И я вам не скажу! Послушайте лучше песню.
Опять началась возня, визг металла о металл и шарканье ног. Затем лёгкий скрип и зазвучала мелодия, дважды искажённая. Сначала скрипом старого патефона с истёртой до дыр иглой, а потом плохим сигналом. Нелегко было разобрать слова, но голос певца как будто продирался сквозь помехи и становился чётче.

...Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош,-
Парня в горы тяни - рискни!
Не бросай одного его,
Пусть он в связке в одной с тобой -
Там поймешь, кто такой...


- Что ты там нашарил? - крикнул Му-му из соседней комнаты.
Но Виктор не ответил, он был заворожён музыкой и голосом звучащим сквозь оплавленные динамики, но слова, а точнее их смысл пробирал до костей, заставляя тучи муравьёв в одночасье забегать по спине. На миг он отстранился от всего. От жуткого холода, предсмертных завываний ветра, густого запаха плесени, который как кисель тяжело втягивался в лёгкие, да настолько, что хотелось его туда загонять ладонями.
- Витязь!
Виктор нехотя встрепенулся и оглянулся, из-за дверного косяка на него смотрела перепуганная и измазанная в ржавчине рожа Му-му.
- Твою же направо! Не смей больше молчать когда я тебе зову! Я чуть со страха не похолодел, чтоб тебя наружу вывернуло.
- Это всего-то радио, успокойся. Ты-то нашёл чего?
Рожа тут-же исчезла под аккомпанемент хруста опавшей штукатурки и потрескивающего снега под протектором мартинов, бросив напоследок раздражённое "Нет!". Виктор ещё раз попытался погрузиться с головой в радиоволну, но радио к сожалению издало свой последний всхрап и подавившись замолкло. Он тяжело вздохнул и по привычке пошарил по карманам плаща, но сигарет в них не оказалось. От этого стало намного гаже, настроение упало на дно и придавило тяжестью.
Достав нож он попытался аккуратно вскрыть корпус радио, но обледеневший пластик сломался, это было плохо, но не смертельно. Кусок пластика такого размера вещь полезная, если целый конечно. А так. Зато начинка радио намного дороже, даже выйдет выменять на табак, а если поторговаться то и на хорошие сигареты с фильтром, от барахольщика зависит. Плата легко перекочевала в сумку, а вот с динамиками пришлось повозиться, очищая их от прикипевшего пластика. Так же Виктору досталась пара полудохлых батареек, сомнительный трофей, но авось и удастся спихнуть.
Он ещё раз осмотрел комнату в поисках чем бы поживиться, но увы разве что штукатурку и строймусор прихватить можно было. Похоже что этот панельный дом уже был начисто обшарен, вот только радио почему-то было оставлено. Скорей всего здесь побывали не ищейки а кочевники, электроника им ни к чему, а вот продукты и полезную утварь они растащили. Даже проводку из стен выдрали, видать на верёвки пустили. Пошагав по комнате он перешёл в соседнюю, но Му-му там уже не было, зато из кухни доносилось деловитое шарканье и звуки возни. Войдя туда он увидел напарника залезшего в плиту и что-то оттуда усердно пытавшегося выковырять.
- Му-му, где бинокль?
- В моём рюкзаке, зачем тебе? - ответил Му-му не отвлекаясь от "дела".
- Проверю окрестности, - холодно бросил Виктор и прихватив то что хотел поспешил в общий коридор, а оттуда пролез через завал к пожарной лестнице которая чудом сохранилась в отличии от лестничной клетки. Ну "сохранилась" это громко сказано. По крайней мере карабкаясь от пролёта к пролёту можно было забраться на четвёртый этаж, но увы не дальше. Туда Виктор и полез, всеми правдами и неправдами продвигаясь от этажа к этажу, ну и не забывая поминать мать этого дома, погоды, тяжелого рюкзака, ветра и ещё несколько неопределённых матерей. Вид окрестностей с четвёртого этажа здания был не намного лучше чем с первого, разве что больше грязи и разрухи было видно оку.

***

Окно скалилось сгнившими зубами осколков стекла застрявшего в раме. В глотке этого зверя вид был ещё противней. Снежок постепенно перерастал в метель и скрывал сплошной белой стеной дворик панельного дома. Но ржавчина вывернутых и сломанных детских качель бросалась в глаза не белом фоне. Бинокль вмиг стал бесполезным, его линзы покрылись причудливым узором мороза.
С низу донёсся шорох, грохот и треск оконной рамы. Виктор аккуратно наклонился чтоб посмотреть что там твориться под окном и увидел знакомое лицо Му-му взирающее на него снизу вверх.
- Сбрось мне бинокль! - гаркнул он каким-то странным голосом, в его зычный бас вплелись нотки визга, почти поросячьего.
- А вдруг не словишь? - ответил хмурясь Виктор.
- Словлю-словлю, давай бросай, быстрее! - жалобно заскулил Му-му.
Несмотря на то что мозг Виктора подсказывал ему, что здесь что-то не так, а интуиция об этом так вообще орала, он сбросил бинокль. Ветер подхватил новую игрушку и попытался зашвырнуть её подальше в снег. Но к сожалению для ветра, с акробатической ловкостью Му-му подхватил его, чуть не выпав при этом из окна. Посопев и потужившись он ввалился внутрь здания и застучал по полу давая дёру. Виктор удивлённо взирал на эту сцену, щурясь не то что-то подозревая, не то от порывов ветра. Подождав около минуты он перестал глазеть вниз и направился в соседнюю квартиру.
Такая же пустая и ободранная как и предыдущая, точно обглоданный труп. Отличалась от своей сестрицы только тем что её оставили абсолютно голой, даже оконные рамы кто-то выдрал. Балкон вместе с куском пола перекочевал на два этажа ниже и теперь лежал на своём собрате, который оказался более стойким. Потолок тоже оказался не шибко надёжным в нескольких местах открыв живописный вид на квартиру сверху. Похоже что этой квартире досталось больше чем всему дому вместе взятому. А паутины в ней было столько, что в самый раз начинать плести из неё канаты!
Сквозь отсутствие балкона Виктор увидел внизу быстро удаляющуюся тёмную фигуру, ещё мгновение и она исчезла полностью растворившись в метели как муха в сливках. Тут и полоумный мог догадаться что это за фигура, Му-му улепётывал, да так как будто за ним гналось всё племя кочевников. Его что-то испугало, да так что он забыл о доле найденного Виктором. Если уж Му-му отказался от наживы то дело серьёзное.
Виктор снял с плеча самострел и направился на другую строну дома посмотреть что же так испугало пройдоху и успевает ли он от этого убежать. По дороге зарядив его он выглянул в окно стараясь разглядеть что-то в метели, которая уже бушевала на всю силу. Сначала он не увидел ровным счётом ничего кроме причудливого хоровода белых хлопьев, но вскоре появились чёрные точки которые быстро приближались к зданию. Сначала около пяти, потом дюжина, а вскоре и вовсе огромная чёрная волна. Разглядеть их было невозможно, да и смысл. Виктор решил потратить время с большей пользой. Выложив стопку болтов на подоконник он начал напряжённо шарить рукой в рюкзаке. Достав оттуда пистолет, похожий на ПМ, только с большей обоймой и с затвором явно прикреплённым сюда с другого оружия, причём прикреплённым самым паскудным образом. С грустной улыбкой он осмотрел обойму, в которой одиноко ютились два патрона. Пистолет перекочевал к болтам, без особых проверок перед боем. А вот самострел был осмотрен очень тщательно. Сначала его разрядили в стену, проводя унылым взглядом болт отскочивший от стены, даже не оцарапав её. Тетива очень ослабла, а перетягивать её было уже некогда. Ложе самострела было наскоро намазано лоскутом жирной тряпки, а спусковой крюк наскоро очищен от кусков смазки и налипшего снега. Тетива легко поддалась новой зарядке.
- Этой рогаткой разве что по кошкам стрелять - подумал вслух Виктор снова всматриваясь в чёрные точки.
Обогнув несколько одноэтажных домов чёрная волна устремилась к единственному панельному дому в округе, откуда за ней угрюмо наблюдал Виктор. Когда они подошли на расстояние выстрела их можно было разглядеть. Это были... пауки!? Да, действительно, шесть лап торчащие из комка шерсти отдалённо напоминающего паучье тельце. Маленькие блестящие глазки, но почему-то только пара и тараканьи усики, которыми они бороздили снег, напряжённо в нём что-то выискивая. Прозвучал тихий щелчок и одна тварь встряхнула головой, но даже не изменила направления, точно болт во лбу доставлял ей не больше неудобств чем комар на заднице. Ещё один щелчок, на сей раз практически неуловимый в завываниях ветра. Этот выстрел был не таким метким, хотя не попасть было просто невозможно, ведь в дворике тварям было тесно и они прижимались вплотную, топтались и карабкались на сородичей, превращаясь в единую кипучую гущу. Твари кажется не обращали совсем никакого внимания на учащающиеся щелчки спускаемой тетивы, хотя пятеро из них уже лежало в луже слизи и крови. А вот Виктор обращал. Мысленно отсчитывая сколько болтов ещё осталось. Вот дюжина болтов веером лежит на подоконнике, вот уже пяток неуютно жмётся в кучку, а вот уже и последний скользнул на ложе самострела.
Тем временем пауки уже начали лезть на первый этаж, постепенно заполняя его. Когда же они полезли в ту квартиру, которую недавно, как любит выражаться Му-му свежевали, раздался взрыв и кучка тварей вылетело сквозь окно как из дробь из дула. Подожжённые но не убитые взрывной волной твари начали бегать как пёс сорвавшийся с цепи, поджигая остальных, но вскоре вьюга погасила этот незапланированный мятеж.
- "Ну Му-му, ну старый шельма, хоть не совсем голого оставил!" - мелькнула мысль в голове Виктора, но вскоре пришло горькое понимание того, что он так скорей прикрыл свой отход чем помог ему.
Верховодки не слишком жаловали крыс*, таких как Виктор. Или из зависти что те чище и здоровее чем рождённые на поверхности, или же из-за коммуникаторов, которые имел каждый из крыс. Во всяком случае за их неплохие познания в технике Тихого века** крыс всегда брали в напарники.
Выпустив последний болт по уже начавших карабкаться к Виктору паукам, он выстелил вдогонку из пистолета. Ещё одна пуля и несколько минут, вот всё что осталось.
Прислонившись к противоположной к окну стене Виктор настроил радио коммуникатора на единственную рабочую волну в округе и тяжело вздохнув сел. Динамик захрипел от сырости, но качество звука осталось сносным. Под гитарный бой бубнил всё тот же голос странного старика Гробика, а затем зазвучал хриплый бас:

...Только в гpезы нельзя насовсем убежать:
Кpаткий век у забав - столько боли вокpуг!
Постаpайся ладони у меpтвых pазжать
И оpужье пpинять из натpуженных pук.

Испытай, завладев
Еще теплым мечом
И доспехи надев,
Что почем, что почем!
Разбеpись, кто ты - тpус
Иль избpанник судьбы,
И попpобуй на вкус
Hастоящей боpьбы.

И когда pядом pухнет изpаненный дpуг,
И над пеpвой потеpей ты взвоешь, скоpбя,
И когда ты без кожи останешься вдpуг
Оттого, что убили его - не тебя,-

Ты поймешь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забpал:
Это - смеpти оскал!
Ложь и зло - погляди,
Как их лица гpубы!
И всегда позади -
Воpонье и гpобы...

В комнату уже заползли первые твари и Виктор дрожащей рукой поднёс пистолет к виску с нажал на курок... но предатель не выстрелил. Ещё раз, ещё и ещё. Пистолет предал его как и все вокруг. Предатель вмиг полетел в морду ближайшего паука раздразнив его вконец, а вслед ему полетело несколько кусков штукатурки.
- Ну же! Сделайте это быстро!!! - закричал Виктор.
Но твари либо не хотели, либо не умели убивать быстро. Одна жвалами вонзилась в бедро, вторая в живот, получив по голове ножом, но не ослабив хватку. От боли руки отказывались подчиняться, в глазах темнело от ярости и боли. Ещё один удар ножом пригвоздил паука к полу, но следующий вцепился в руку. Они пожирали его медленно и болезненно, а из коммуникатора звучал хриплый голос и гитарный бой... сознание потухло вместе последним аккордом.
Послышалось шарканье и тяжёлое дыхание.
- На этой прекрасной песне мы заканчиваем наш сегодняшний эфир и желаем вам всем удачи. Если вам не тяжело, крикните что-то. Вдруг вы совсем не далеко и я вас услышу, мне будет очень приятно, что меня слушают. Да и скучно здесь, - старик сладко зевнул и из коммуникатора зазвучал белый шум под аккомпанемент чавканья жвал.

* Верховодки. Люди которые не смогли укрыться в бункерах. Им пришлось жить и развиваться в условиях радиации. Так как это были в основном люди недалёкие и "ненужные" правительству, то делать своими руками они ничего не умели, промышляя лишь мародёрством. Через несколько поколений верховодки стали слабо восприимчивы к радиации, но потомство у них появлялось редко.
Крысы. Полная противоположность верховодкам, уроженцы бункеров и ядерных убежищ. Как правило потомки инженеров, учёных, военных и высших властных чинов. Они здоровее и более разумные чем верховодки. Неплохо разбираются в технике.

** Тихий век. Так называют времена до катастрофы.

(no subject)
Are you fucking kidding me?
bosyata

Олень


КЕЛЬТСКИЙ ГОРОСКОП via Queen de la reanimaR for Кот на Лазурном берегу

Интересное: Смешные клички домашних животных, далее Коты мемы, и еще Как кошки лечат людей

Свободный перевод песни In taberna quando sumus
Are you fucking kidding me?
bosyata

Материал из ПедиВики:

«In Tabеrna» (рус. «В таверне») - одна из самых известных средневековых застольных песен на латинском языке, была написана около 1160 года. 196 песня в кодексе Carmina Burana, крупнейшем сборнике поэзии вагантов. Поскольку поэзия вагантов в большинстве своем анонимна, точно установить авторство In Taberna не представляется возможным.

Текст песни рассказывает о безудержном веселье в таверне, играх и пьянстве. Повествование ведется от лица рассказчика и состоит из нескольких разделов: введение, затем описывается игра в кости и проигравшие, далее произносятся четырнадцать тостов, в том числе за заключенных, христиан, блудниц, лесных разбойников и папу римского. Далее идет перечисление 26 различных сословий, профессий, возрастов, характеров людей, которых можно встретить в таверне. В заключении говорится об упадке и убожестве пьяниц, но вывод следует такой, что именно поэтому они будут причислены к праведникам.

В таверне

Как в таверну ты прибудешь
Сразу о семье забудешь
Голову твою закружит
Привкус вин из наших кружек
"Что случается под вечер
Когда каждый здесь беспечен"?
Спросишь ты меня за пивом
Бровью поведя игриво

Только печка растопилась
Как хозяйка уж напилась
Младший из монахов-братьев
Смотрит нагло ей под платье
В полутени шулер Бохус
Вам покажет хитрый фокус
В карты с ним играть сойдёшься
Без трусов домой вернёшься!

Фермер Вильям разливает
На холяву угощает
Первый кубок мы поднимем
За тебя друг старый Вильям!
Выпьем мы второй за наших
Баб которых нету краше
Третью выпьем за крещённых
Дьяволом не обольщённых

Четвёртую до дна осушим
Изведя похмелье в душах
Залпом пятую до дна
За раскаянье с утра
Пьём шестую за бастардов
Что достойны песен бардов
Мер сегодня мы не знаем
Веселей же! Запеваем!!!

Пьёт хозяин, пьёт хозяйка
Пьёт лентяй и пьёт лентяйка
Пьёт священник, пьёт и дьякон
Крестьянин пьёт с воякой
Пьёт слуга а с ним и дева
Его сердцем завладела
Пьёт глупец и пьёт с ним умник
Пьёт законник и преступник

Пьёт больной и пьёт здоровый
Стол уж от вина багровый
Пьёт сестрица пьёт братишка
Пьёт старик и пьёт мальчишка
Стражник пьёт а с ним изгнанник
Пьёт мошенник и карманник
Льётся море алкоголя
В наши глотки без контроля
Льётся море алкоголя
Это звётся нами "Воля"!!!

Если хотите узнать ритм и музыку под которую эта песня поётся то просто вбейте в гугл Djembe - In taberna или Wolfmare – In Taberna (Джембе более классический вариант, но мне больше нравиться Вульфмаровский)